Мнения о книге Андрея Никитина "Пермь-36: хроника новых репрессий"


Фото: Properm.ru


Виктор Шмыров, кандидат исторических наук, один из создателей и бывший директор Общественного музея «Пермь-36»:


- Эпопея уничтожения музея «Пермь- 36 продолжалась два года. Началась она в 2013 году, после того как отправили в отставку Олега Чиркунова и назначили Виктора Басаргина, ставленника Москвы. Басаргину изначально было выставлено несколько условий его функционирования в качестве губернатора.

Правда, губернатором он оказался очень неважным, вернулся в Москву на место ещё хуже прежнего. Важно то, что среди этих заданий, которые он получил, было задание - уничтожение музея «Пермь-36». Это стало понятно с первых дней его правления. Это информация из достаточно надёжных источников - его тогдашний помощник, который сказал, что одна из приоритетных задач губернатора - разобраться, как они говорили, с музеем «Пермь-36». Ну, вот он и разобрался. Разобрался грубо, пошло, гадко. Просто захватив. Послав людей, сменив охрану.


Было долгое сопротивление. В том числе на самых высоких уровнях. Сопровождавшееся значительным количеством информации в широком поле - практически все центральные СМИ освещали процесс с той или иной стороны. Писали зарубежные СМИ. Приезжали зарубежные дипломаты, политические деятели. Отечественные политики вставали на защиту музея. Но губернатор справился с этой задачей, музей был, по сути, ликвидирован. Нельзя сказать, что блестяще. Нельзя блестяще справиться с гадкой задачей.


То, что сейчас существует, это не музей, это восстановленный нами в каком-то близком к исходному лагерный комплекс, в который иногда заходят посетители. И который не занимается тем объёмом музейной работы, которой должен заниматься музей. Там этой работы просто нет. Уничтожить физически его не решились, но сделали так, чтобы он выпал из жизни. На него, на его сохранность, тратят ежегодно какие-то деньги. Какие-то люди там мельтешатся. Но это не музей.

Ну а что касается журналиста Андрея Никитина, то ему удалось на основе сугубо документальных материалов с небольшими очень точными своими комментариями всю эту гадкую картину от начала до конца отобразить. Это замечательная журналистская и исследовательская работа, и работа востребованная - книга широко разошлась и расходится до сих пор.



Фото: архив 59.RU

Евгений Сапиро, советский и российский политик, учёный-экономист, доктор экономических наук, профессор, зав. кафедрой учёта и финансов (1976–1987), почётный профессор Пермского университета, в 90-е годы в качестве председателя ЗС активно поддерживал создателей музея:

- Как внешняя, так и внутренняя политика современной России насыщена детективными сюжетами, в которых красиво и витиевато декларируется одно, а реализуется совершенно противоположное. Для их «опознания» пришлось даже придумать новые термины, которые прочно вошли в жизнь. Например, «гибридная война» (в Донбассе, в Луганске) - враждебные действия, при котором нападающая сторона не прибегает к классическому военному вторжению, а подавляет своего оппонента, используя сочетание скрытых операций, диверсий, кибервойны, поддержку повстанцев.


«Гибридная война» ведётся не только за рубежами нашей страны, но и на её территории. Типичный её пример - увековечение памяти жертв политических репрессий. Казалось бы, эта деятельность пользуется мощнейшей поддержкой государства: в августе 2015 г. правительством была принята соответствующая Концепция; год спустя президент Владимир Путин подписал закон с тем же названием; в октябре 2017 года они совместно с Патриархом Кириллом открыли грандиозный мемориал памяти жертв политических репрессий в Москве…


И в это же время акция по установлению табличек «Последний адрес» встречает постоянное сопротивление местных властей и провластных активистов, а имеющее безупречную репутацию правозащитное общество «Мемориал» от имени государства получает «вражеский» статус «иностранного агента».


Но в Перми симптомы подобного «раздвоения личности» стали проявляться гораздо раньше. В 1992 году учёный из Перми Виктор Шмыров с соратниками на месте закрытой, полуразрушенной «зоны» начал создание музея политических репрессий, который при полной поддержке областной (позднее, краевой) власти уже к нулевым годам стал одним из ведущих в стране музейных и исследовательских центров по этой тематике. Вскоре его авторитет официально был признан на мировом уровне (в 2004 году Фонд мировых памятников включил «Пермь-36» в список 100 особо охраняемых памятников мировой культуры). С 2005 года ежегодно на территории музея при, опять же, активном участии властей стал проводиться международный форум «Пилорама», занявший прочное место в мировом календаре подобных мероприятий.


А в 2012 году потянуло холодком. Сначала краевая власть отказалась поддерживать фестиваль. Затем команда Виктора Шмырова лишилась права на управление работой музея, на пользование материальными и научными активами. Менялась идеология музея, целевая аудитория, испарялась репутация. И все это на фоне речей с московских и пермских трибун о важности увековечения памяти жертв политических репрессий, о лидерстве пермяков в этой важной работе.


Механизм «гибридной» акции со стенографической точностью и в то же время ярко описан Андреем Никитиным в его книге. Она имеет не только научную ценность. Как говорили в СССР: «Страна должна знать своих героев!» Как положительных – созидателей, так и отрицательных – разрушителей.



Приобрести бумажную версию книги "Пермь-36: хроника новых репрессий" можно в книжном магазине "Пиотровский". http://vk.com/market-14470892

https://www.instagram.com/piotrovsky_perm/

https://www.facebook.com/Piotrovsky.Bookstore/

Электронная версия будет выложена на сайте "Гражданских сезонов" в ближайшее время.


Продолжение следует...



2017—2020

icons8-vk-в-круге-filled-50.png
icons8-значки-facebook-в-форме-круга-fil